« English    Русский »  
На главную страницу сайта
 
 
На главную страницу Архотеки
 
     
Публикации - исследования о генезисе нижегородской школы, критика и авторские тексты архитекторов. Полная библиография
     
  Путеводитель  
       
  Архитекторы  
       
  Публикации  
       
  Мероприятия  
       
  Коллекции  
       
 

До первой звезды

Автор: Григорий Ревзин
Место публикации: Каталог международного архитектурного фестиваля "Зодчество 2001"
Дата публикации: 15/10/2001

За здравие
В середине 90-х архитектура России отличалась от европей-ской не только тем, какой продукт производился, но и тем, как. Архитектура не производилась личностями. На вопрос коллеги из японского журнала AU: "Кто самый известный русский ар-хитектор?" автор настоящего текста вынужден был после неко-торых грамматических колебаний ответить: "Моспроект-2". Архитектура делалась корпорациями, и если тут существовали лидеры, то, разумеется, это были главы корпораций.
Сегодня ситуация изменилась. Новые лидеры налицо. Анд-рей Боков, Александр Скокан, Михаил Хазанов, Александр Асадов, Алексей Воронцов, Сергей Киселев, Сергей Скуратов, Сергей Ткаченко, Николай Лызлов, Владимир Плоткин, Анд-рей Чернихов, Михаил Филиппов, Левон Айрапетов, Евгений Пестов, Никита Явейн. Список может меняться, кто-то кого-то вычеркнет, кто-то кого-то добавит, но что не вызывает сущест-венных сомнений - само наличие такого списка. Какая-то часть архитектуры стала производиться лично, ее делают не организации, но люди. Это - этапный сдвиг.
Ситуация изменилась на наших глазах, и потому поверхно-стный взгляд сразу же дает нам ответ на вопрос, как это проис-ходило. Огромную роль сыграла "Архитектурная галерея" Ирины Коробьиной и Елены Гонсалес, в 1996 - 98 годах осуществившая беспрецедентную акцию. По сию пору она остается непревзойдённым в российском контексте примером большого PR-проекта в архитектуре - от рейтинга лучших мос-ковских построек к проведению персональных выставок лиде-ров. Выставки породили прессу, пресса превратила архитекто-ров в публичные фигуры.
Однако, это именно поверхностный взгляд - в том смысле, что формирование архитектурных лидеров PR-усилиями про-исходит не само по себе, но отражает более глубокие измене-ния в самом устройстве архитектурной деятельности. Соревно-вание принципа личности и принципа корпорации проходило разными путями, в разных руслах (ср. многолетнюю борьбу Союза архитекторов за принцип лицензирования личности ар-хитектора против госстроевского принципа лицензирования организаций) - это многосоставный процесс переструктури-рования производства архитектуры. Процесс еще не закончил-ся, но так или иначе в конце десятилетнего периода, отделяю-щего нас от советских времен, мы видим, что принцип личнос-ти побеждает.
За упокой
Современная российская архитектура с определенной точки зрения представляет собой весьма своеобразный аппендикс западной. Архитектура Европы служит точкой отсчета и осно-ванием для оценки современных российских произведений, с другой стороны, самих западных архитекторов для производ-ства архитектуры в Россию не впускают, предпочитая воспро-изводить их приемы своими творческими силами. Исходя из этого, для понимания сути явления наших лидеров следует со-поставить с западными звездами, предполагая, что одно явля-ется своеобразным отражением другого.
Статус звезды в западной архитектуре предполагает пози-ционирование архитектора в трех контекстах.
Во-первых, в профессиональной среде. Что означает или порождение звездой новых концепций, выраженных в статьях, монографиях, манифестах (ср. деятельность Рема Коолхаса), или актуализацию старых идей, которым звезды придают но-вый блеск (ср. постоянные апелляции Нормана фостера к иде-ям Бакминистера Фуллера).
Во-вторых, позиционирование в непрофессиональных mass-media. Архитектор-звезда - это публичная фигура, он с необходимостью является героем телевидения, светской хро-ники, даже рекламы (куратор венецианской архитектурной Биеннале-2000 Массимилиано Фуксас, например, этим летом занимался рекламой автомобилей Рено во Франции). Этот ста-тус столь же противен архитектору, сколь и необходим ему, поскольку постройки звезд - это публичные аттракционы, и сумасшедшие по российским меркам бюджеты строительства окупаются за счет привлечения к зданию максимального об-щественного интереса (ср. фрэнк Гери).
В третьих, это позиционирование в среде заказчиков. Заказчики звезд - это или государственные структуры, ответст-венные за проведение культурной политики, или крупные меж-дународные корпорации. И в том, и в другом случае это люди небольшого круга, мир международных кураторов культурной политики и мир крупного бизнеса сравнительно узок - архи-тектор должен быть членом того или иного клуба.
Чрезвычайно важно, чтобы выполнялись все три условия. Мотопробег Москва-Новгород, устроенный директором фон-да Гуггенхайма Томасом Кренцом в августе прошлого года в связи с предполагаемой реконструкцией зданий Генерального штаба России под новые площади Эрмитажа, превосходно де-монстрирует нам технологию функционирования архитектур-ной звезды. Вместе с Кренцом прибыли три звезды - Гери, Колхаас и актер Денис Хопер. Налицо пересечение всех трех сфер - высокая культура (Государственный Эрмитаж), поп-культура (светская тусовка с обязательным привлечением журналистов) и человек из клуба крупного (арт и не-арт) биз-неса (Кренц).
Легкие несообразности, происходящие из сопряжения им-ени директора Эрмитажа Пиотровского с мотоциклом Harley, являются налогом на необходимость соединения всех этих контекстов. Выпадение хотя бы одной составляющей ведет к существенному удару по статусу. Архитектор небоскребов Canary Warf в Лондоне Сезар Пелли имеет превосходные пози-ции среди заказчиков, но при этом невысоко котируется про-фессиональным сообществом - в результате никаким лиде-ром не является. Хундертвассер являлся несомненным стопро-центным любимцем непрофессиональных mass-media, они старательно производили из него героя экстра-класса, но ни-чего не выходило - профессионалы его всерьез не рассматри-вают. И, наконец, фигура Питера Эйзенманна доказывает, что позиционирования в среде профессионалов тоже недостаточ-но для статуса звезды - заказов нет.
Если сравнить теперь с этим российских звезд, то мы обна-ружим прямо-таки удивительную ситуацию.
За исключением Михаила Филиппова и Александра Бродско-го никто из них не имеет ни манифестов, ни монографий, ни во-обще внятного публичного предъявления своих архитектурных позиций. Критики додумывают за них, каких взглядов они при-держиваются и что хотят сказать - как правило (сужу по себе), додумывают неправильно. Что же касается первых двух звезд, то их высказывания происходят из совершенно иных источников - из бумажной архитектуры 80-х, где как раз индивидуальность архитектора и являлась решающей составляющей успеха. Во-прос о переводе программ 80-х годов в реальную практику 90-х оказался по крайней мере проблематичным - Филиппову это более или менее удалось на небольших объектах, Бродский же, даже в случае проектирования интерьера, достаточно заметно меняет своей почерк по сравнению с самим собой бумажного периода, и о единстве концепции здесь говорить трудно.
Далее, относительно непрофессиональных mass-media. На собственном опыте критика, работающего в разных, в том чис-ле непрофессиональных изданиях, могу сказать, что архитек-торы относятся к появлению их имен в прессе весьма болез-ненно, и рассматривают такие появления только "непосредст-венно" - похвалили или нет (в рамках PR-кампаний действует принцип "упомянули или нет"). В случае "не похвалили" они предпринимают различные шаги - от спокойного дистанцирования до писания доносов начальству. То есть сама проблема-тика позиционирования в СМИ им неведома, они не заинтере-сованы в привлечении массового внимания к своему имени и не умеют пользоваться этим как инструментом. Результат, в общем-то, очевиден. Десятки тысяч людей поехали в Бильбао специально узнать, что же там такого сделал Фрэнк Гери. Нет ни одного российского архитектора, ради имени которого не-профессионал поехал бы не то что в страну басков, а просто перешел через улицу. Исключение составлял нижегородский статус покойного Александра Харитонова, который, несомнен-но, приближался к статусу звезды в западном смысле слова. Вкладывать в имя в России бессмысленно, поскольку имен ни-кто не знает, а имена не хотят, чтобы о них узнавали что-ни-будь, кроме похвал их гениальности. Но если бы Фрэнк Гери писал письмо каждому главному редактору каждой газеты, где о нем нелицеприятно высказались, у него не было бы времени ни на что другое, так что и высказываться было бы не о чем.
И, наконец, позиционирование в среде заказчиков. Никако-го культурного лобби, контролирующего строительство госу-дарственных объектов большой общественной значимости, у нас нет. Лобби, которое в значительной степени контролирует строительство вообще, никаких имен архитекторов не знает. Оно продолжает пользоваться корпоративным способом про-изводства архитектуры, а критику качества произведенного воспринимает как политический наезд.
То есть - ни один из контекстов позиционирования "звез-ды" нашими лидерами не ухватывается, не обрабатывается и не удерживается. У них нет ни личной архитектурной програм-мы, ни PR-успеха, ни позиций членства в клубе заказчиков.
За тех, кто в море
Лидеры налицо, но при этом совершенно неясно, почему они лидеры. Очевидно, есть ошибка в логике, и нужно рассма-тривать проблему как-то иначе.
Если попробовать разделить российских архитекторов в со-ответствии с теми тремя контекстами, которые мы назвали вы-ше, мы получим следующую картину. Архитекторы, работаю-щие в сфере "корпоративного" производства архитектуры, имеют хорошие позиции в сфере заказчиков, довольно спор-ные в профессиональной среде и отвратительные в прессе. Архитекторы, работающие в сфере интерьера, имеют превос-ходные позиции в прессе (их обслуживает около 40 журналов, работы уходят в печать из-под руки), очень плохо позициони-рованы в профессиональной среде и практически лишены воз-можностей выхода на большие заказы. И, наконец, частно-практикующие архитекторы, работающие в сфере корпоратив-ного заказа, имеют высокий профессиональный рейтинг, за-мечены в прессе и подбираются к крупному заказу.
Очевидно, что лидеры формируются именно из этой группы. Даже если мы просматриваем приведенный выше спорный список, то большинство их принадлежит именно к архитекто-рам такого типа (хотя здесь достаточно большое количество людей, которые одновременно являются и главами частных ма-стерских, и возглавляют мастерские в проектных институтах). Но, что мне кажется особенно важным, возникает множество исключений. Андрей Боков, например, возглавляет крупную корпоративную структуру, но, тем не менее, явно соответствует тем характеристикам лидера, которые я описал. Михаил Фи-липпов, напротив, принадлежит к группе архитекторов интерь-ера, но также принадлежит к лидерской группе. И так далее.
Важность исключения вызвана, на мой взгляд, тем, что, в сущности, все лидеры являются исключением в той ситуации, в которой реально существовала наша архитектура пять - семь лет назад. Они были явлением непредусмотренным, непред-сказанным, они пробивали ситуацию силой своей личности. В этом и состоит самое главное. У наших лидеров нет артикули-рованных программ, нет разработанного имиджа для публики и нет устойчивых позиций у высшего круга заказчиков. У них есть единственная черта - индивидуальность почерка. Для за-падной ситуации это почти ничто. Для российской этого, ока-зывается, достаточно. В этом смысле их точнее назвать не столько новыми лидерами, сколько новыми личностями, оп-ределяющими лицо нашей архитектуры.
И, в сущности, это прекрасно. Ситуация постсоветской архи-тектуры оказывается крайне противоречивой, довольно слу-чайной в области связей архитектор - заказчик - подрядчик (когда престижные объекты общегородского значения являют-ся, в сущности, безымянными - как подземный комплекс на Манежной или Гостиный двор) и в этом смысле совершенно не структурированной. Прекрасно, что главным способом нового структурирования архитектурной деятельности оказывается личность архитектора. Они выплыли в весьма аморфной среде разлагавшейся советской системы производства архитектуры, и это не может не вызывать уважения.
Мы все еще живем в ситуации до появления первой звезды, но мы уже близки к ней. Единственное, что позволяет высказать некоторую тревогу - неустойчивость позиции нового лидера. Если его архитектурная программа не артикулирована, не рас-тиражирована прессой, если за ним стоит трудно улавливаемая неподготовленным глазом категория почерка - вероятность исчезновения лидера со сцены очень высока. Даже из предло-женного выше списка испытание лидерством выдержали не все. В сложившейся ситуации мы можем прогнозировать быст-рую смену лидеров. Что, впрочем, может быть тоже и не плохо.




« назад к списку публикаций
© НФ ГЦСИ, 2018 

Warning: Unknown(): Your script possibly relies on a session side-effect which existed until PHP 4.2.3. Please be advised that the session extension does not consider global variables as a source of data, unless register_globals is enabled. You can disable this functionality and this warning by setting session.bug_compat_42 or session.bug_compat_warn to off, respectively. in Unknown on line 0