« English    Русский »  
На главную страницу сайта
 
 
На главную страницу Архотеки
 
     
Публикации - исследования о генезисе нижегородской школы, критика и авторские тексты архитекторов. Полная библиография
     
  Путеводитель  
       
  Архитекторы  
       
  Публикации  
       
  Мероприятия  
       
  Коллекции  
       
 

Между Пилой, Версалем и Пантеоном

Автор: Керстин Холм
Место публикации: Frankfurter Allgemeine Zeitung
Дата публикации: 22/11/1999

Нижний Новгород, ноябрь. Российская архитектура знаменита широким размахом и низким качеством строительства. Еще в прославленную эпоху конструктивистского авангарда мастера архитектуры мучались со скудными материалами, и возникло специфическое советское понятие, обозначающее работающих лишь виртуально — «бумажные архитекторы». Сталинизм усилил революционную репрезентативность небольшого количества престижных объектов, канонизировав при этом тотальный принцип типового проектирования для всей страны, в результате чего в шестидесятые и семидесятые годы от Смоленска до Владивостока выросли совершенно одинаковые жилые дома, административные здания и клубы.
От этой продиктованной экономическими соображениями, бессмысленной инженерной архитектуры произошла в 90-ые годы неоисторическая эклектика нового московского империалистического стиля, чванливость которой явилась трагическим символом современной российской архитектуры. Попытка возрождения архитектуры проявилась также в российской провинции, где финансовые возможности меньше и уровень строительной индустрии ниже. Зато архитекторы и заказчики менее подвержены мании величия. В Нижнем Новгороде, который попытался осмыслить свои купеческие корни, постсоветское поколение архитекторов сооружает в историческом центре объекты, которые соответствуют как современной технике и эстетике, так и градостроительной концепции.
Здешние архитекторы — выпускники основанного здесь в 1968 году архитектурного факультета. Прежде всего они должны были преодолеть профессиональное сознание, воспринимающее архитектурное наследие как помеху. Ведущей, интегрирующей фигурой при этом являлся Александр Харитонов, трагически ушедший из жизни этим летом. В течение 80-ых годов он и его товарищи работали над типичными объектами советского периода, так например, гостиница «Октябрьская» на волжском берегу, в которой мастерски интерпретируются элементы декоративного неомодернизма брежневской эпохи. При сооружении «Воквнешторгбанка» Харитонову и его ближайшему соратнику Евгению Пестову удалось разыграть напряженное противостояние двух существующих параллелепипедов административных здании: красного и белого. Они выстроили композицию на взаимопроникновении белого куба и красной кирпичной решетки, продиктованной сеткой оконных проемов.
Триумфом Нижегородской школы явилось административное здание, построенное в середине 90-ых годов, которое мастерски цитирует Югендстиль, проповедуемый Федором Шехтелем в начале столетия. Здания Пенсионного фонда на Малой Покровской улице и Налоговой инспекции на ул. Фрунзе Харитонова и Пестова органически связывают плавные стены, фигурные башни и фронтоны с осознанным постмодернистским, возможно, деконструктивистским подходом к решению объема в целом и отдельных его частей. Уличный фасад Пенсионного фонда с его ниспадающим водопадом портиком завершается сбоку цилиндрической башней, шапкообразное завершение кровли которой воспринимается как смесь космического корабля и водяной лилии, и продолжается строгим боковым конструктивистским фронтом оконных проемов. Фасад Налоговой инспекции решается на сочетании башни с островерхой крышей, башни, расчлененной длинными узкими окнами, двух арочных окон, «занавеса» колонн и геометрического ритмического орнамента стены, который репродуцирует масштаб сложившейся среды.
Архитекторы Нижнего Новгорода предпочитают адаптировать свои новые постройки к исторической структуре города, а не уничтожать ее. Примером такого
контекстуального пиетета может посужить расширение построенного в неоготическом стиле конца столетия здания Государственного банка: с 1995 года финансовая ситуация о переноском смысле «исчезли» за новым фасадом с крошечными окнами, стилизованным под провинциальную европейскую церковь. Архитекторы между тем не придерживаются ностальгической точки зрения по поводу деревянных домов. Большая часть из них постепенно исчезнет подобно испорченным зубам, говорит Пестов, и новая архитектура заполнит дыры.
Исторический городской центр несет скорее сельские, чем урбанистические традиции. Жилые дома окружены довольно большими садами, часто низкие жилые дома выходят на красную линию улицы, а более высокое доходные дома и магазины остаются в глубине квартала. Некоторые из сооруженных в 90-ые годы домов повторяют этот принцип, над чем, по словам Пестова, уже задумываются некоторые чиновники из политической элиты: уместно ли прятать репрезентативные фасады во дворы? В жилой застройке Пестова и Харитонова на ул. Студеной среди трех одноэтажных домов, в которых едва просматривается схематический Арт Деко и несколько неуклюжие колонны провинциальной деревянной архитектуры, возвышается классицистический городской дворец. Архитектурная общественность дала ему имя — «Версаль»... Также протяженный 4-этажный кирпичный фасад одновременно построенного жилого дома, островерхая крыша которого просматривается издалека, возвышается за спиной низкорослого окружения. Харитонов и Пестов своим домом-«пилой» на ул. Славянской создали расчлененный объем, план которого преобразует напоминающий по абрису апельсиновую дольку участок двора в уступчатую объемную композицию, завершающуюся скругленным утлом.
Добросовестные попытки российских архитекторов выйти на международный строительный уровень разбиваются о прозаические ограничения в виде финансовых и технических возможностей их родины. Поскольку ни один заказчик не может себе позволить применение новых высоких технологий, лучшие новостройки вновь сооружаются из оштукатуренного кирпича. И под сложно разыгранными формами кроется подчас не постмодернистская ирония, а провинциальная нетехнологичность. Архитектор Худин, последовательный палладианец, сооружает в Холодном переулке жилой комплекс, пониженное кубическое главное здание которого воспринимается как вилла Ротонда, выходящий на улицу боковой флигель — как более скромная палладианская вилла, маленькая круглая башня над въездом в подземный гараж — как Пантеон. Классические примеры предстают в переработке российского архитектора адаптированными, остроугольные крыши и фронтоны окон, абрис схематических полуколонн, которые расчленяют фасад, возможно, напоминают классицизм помещичьих усадеб. Это придаст ансамблю несколько ироническое звучание.
Переосмысление сущности интернациональной архитектуры породило в Нижнем Новгороде эклектику, которая накапливая исторические цитаты празднует возвращение в мировое культурное наследие. Апогей знаменует собой сооруженное в 1990 году административное здание Нефтяной концерна «Нижегороднефтепродукт», деконструктивистскую энциклопедию реликвий классического модерна. Комплекс на ул. Грузинской — комбинация уличного фасада Де Стиль, конструктивистского заднего фасада, цитат крыш из Ле Корбюзье и Лисицкого и цилиндрической мельниковской башни с шестиугольными окнами. Это произведение отражает народнохозяйственный подъем девяностых, а также его виртуальную сущность. Которая стала очевидной после прошлогоднего августовского кризиса.
Начало кризиса явилось ударом и по архитектурному наследию. Из-за отсутствия средств здание «Нижегороднефтепродукта» до сих пор не достроено. Штукатурка в некоторых местах вот-вот отвалится, как, впрочем и на многих других зданиях в Нижнем Новгороде, так что они уже сегодня воспринимаются исторически и не противоречат картине города в целом. Смерть Харитонова, который незадолго до этого потерял свою административную власть, явилась трагическим предзнаменованием. Хотя именно этой осенью закончен запроектированный его мастерской напоминающий корабль пристрой к Пенсионному фонду — здание, которое могло стоять где-нибудь в Европе.
Итак, в русской провинции господствуют особые условия. Как маленький недостаток красоты новостройка имеет темный фасад вместо запланированного светлого, поскольку городской кирпичный завод выпускает только темный кирпич, объясняет Пестов. Гонорары архитекторов часто выступают в натуральном выражении, например, в виде кирпича или оконных блоков. О страховке для инвесторов и строительных рабочих не идет речи. Как следствия финансового кризиса Пестов ожидает снижение платежей от заказчиков. Это означает, что нижегородская школа существует лишь как базовая модель. Тем не менее, она держит оборону перед бомбардировкой мастеров архитектуры из Москвы. Финансовые проблемы, которые скрывает блеск нижегородской архитектуры, прорываются из-за ширмы наружу. Низкие цены провинции делают неинтересным для столичных архитекторов здесь строить, к тому же для каждого такого опыта требуется особая лицензия для проектирования в Нижнем Новгороде.




« назад к списку публикаций
© НФ ГЦСИ, 2018 

Warning: Unknown(): Your script possibly relies on a session side-effect which existed until PHP 4.2.3. Please be advised that the session extension does not consider global variables as a source of data, unless register_globals is enabled. You can disable this functionality and this warning by setting session.bug_compat_42 or session.bug_compat_warn to off, respectively. in Unknown on line 0