« English    Русский »  
На главную страницу сайта
 
 
На главную страницу Архотеки
 
     
Публикации - исследования о генезисе нижегородской школы, критика и авторские тексты архитекторов. Полная библиография
     
  Путеводитель  
       
  Архитекторы  
       
  Публикации  
       
  Мероприятия  
       
  Коллекции  
       
 

В чем живут и будут жить нижегородцы

Автор: Ольга Кабанова
Место публикации: "Коммерсант - Daily" №47
Дата публикации: 08/04/1997

Со среды до пятницы прошлой недели Нижний Новгород можно было считать всероссийским центром дискуссий об отечественной архитектуре. Проходившая там акция «Архотека», организованная нижегородским отделением Союза архитекторов России, центром современной культуры «Кариатида» при поддержке Института «Открытое общество» и информационного центра «Сорос — Нижний Новгород», включала в себя знакомство с новой местной архитектурой, открытие посвященной ей выставки, презентацию посвященного той же архитектуре журнала «Проект Россия», а также семинар, участникам которого предлагалось осмыслить все, что в городе построено за последнее десятилетие.
Никаких чудес
Из Москвы новая нижегородская архитектура выглядела заманчиво. Осведомленные люди знали, что город и область — не только «полигон реформ», но и место строительного бума, уступающего только столичному своим размахом и стилевым разнообразием.
Выехавший на место проведения «Архотеки» десант московских архитекторов и критиков жаждал увидеть нижегородский феномен. Местные архитекторы и критики ждали оценки этого феномена со стороны коллег. Сам факт выхода специального нижегородского номера журнала «Проект Россия», редактируемого голландцем Бартом Голдхоорном, вызывал понятное чувство гордости. Тем более что главный редактор не скупился на лестные оценки и не раз публично заявлял, что из строящегося в Москве он только десять процентов зданий может назвать архитектурой, остальное — домостроительством. В Нижнем же, на его взгляд, обратная пропорция. Правда, честный Голдхоорн добавлял, что хотя и считает девяносто процентов тамошних новостроек архитектурой, сам он предпочитает иную.
Признаюсь сразу: осмотр города меня быстро убедил, что ожидать чудес в наши времена совершенно бессмысленно. Хотя шестьдесят новых зданий города и вправду отличаются зодческой замысловатостью, особой погоды в большом городе они не делают, поскольку расположены в основном в исторической части и очень мало среди них жилых домов.
Реконструкция детсада под налоговую инспекцию
Как и в столице, в Нижнем Новгороде новые здания строят себе в основном банки. Самые заметные принадлежат «Гарантии» и Областному отделению налоговой инспекции. Они представляют собой весьма затейливую стилизацию неорусского модерна. К слову, строгие исследователи считают термин «стилизация» здесь решительно неуместным, но воспроизводить их сложную аргументацию у меня нет резона.
Скажу только, что оба особняка выглядят богато (особенно на фоне ветхой исторической застройки вокруг), состоят из виртуозного нагромождения элементов модерна, непосвященным кажутся отлично сохранившейся стариной, оба были признаны на архитектурном смотре «Зодчество-96» лучшими российскими постройками года и выдвинуты теперь на соискание Госпремии.
Не являясь поклонником «национального романтизма» и считая (ошибочно, на взгляд многих), что архитектор обязан брать на себя труд искать собственный пластический язык, а не дразнить прошлое, замечу только, что нахождение в таком особняке пенсионного фонда вызывает у его постоянных посетителей сильное раздражение.
Сообщил мне это под «эротическим» порталом с изразцами пожелавший остаться неизвестным пожилой господин, ожидавший открытия заведения. Что касается налоговой инспекции, то после того, как она оккупировала самое престижное новое здание в городе, ни у кого не осталось сомнения в ее всемогуществе (131 городской миллиардер уже выявлен). Этой же организации принадлежит еще одно новое здание — реконструированный до «остроавангардной композиции» типовой детсад. В кавычки взяты слова из аннотации, напечатанной в «Проекте Россия». Эти аннотации, трудно понимаемые неспециалистами, адекватно комментируют представленные в журнале объекты.
Новые русские архитекторы и старая русская литература
Крылатая фраза русской классической литературы про смешение языков французского с нижегородским относится, если вспомнить источник, к нравам московским. Но классик — всегда провидец, поэтому слова грибоедовского героя оказались применимы и к нижегородской архитектуре конца двадцатого столетия.
«Этот дом — своего рода реликварий, в котором собраны наиболее ценные для его авторов куски авангардной архитектуры, когда-то принадлежавшие Корбюзье и Озанфану, Мондриану и Мельникову, Матиссу и Портзампарку». Список пластических цитат, включенных в административное здание Нижегороднефтепродукта, — не предел для местных архитекторов. В один объект, филиал Центрального банка в городе Павлове, например, они смело включают «древнерусские мотивы (башни, крыльца), авангардные элементы (любимые «портзампарковские» окна), барочные фронтончики и т. д.». Зоркие искусствоведы высматривают в новых банковских и административных зданиях реплики на палладианскую виллу, римские термы, кремлевские башни и кубистические натюрморты. Демонстрация способности новой нижегородской архитектуры с юмором «переварить самые неожиданные сочетания» и количество декора на один квадратный метр вызвали у меня непреодолимое желание прислониться к ровной стене. Благо таких, хоть и обшарпанных, в городе много.
Нижегородцы и горьковчане
«Горький — это закрытый город, у которого отобрали историю. В Горьком даже в центре и на набережной строили только панельные дома. Горьковчане не имели шансов выехать за границу даже по банальной советской туристической путевке. Они работали не на заводах, а на объектах номер семь или двадцать восемь. Видовые площадки у реки были огромными промышленными свалками, а рядом строили бесчисленные панельные коробки. Пароходы проходили мимо Горького, а если останавливались, то только ночью. Город никому не показывали. Мы задыхались от грязи. Продукты добывали в Москве. Поэтому все, что сделано теперь, нас радует — каждый непанельный дом, метр новой мостовой, «покрашенные фасады». Такова реакция искусствоведа Любови Сапрыкиной на весьма сдержанную оценку московских архитекторов работы их нижегородских коллег.
Нижегородские архитекторы действительно нынче «отрываются». Годы профессионального бездействия сменились полной раскрепощенностью, появилась возможность в отсутствие жесткого диктата заказчика и зарубежных строительных технологий поделиться всем увиденным в путешествиях и выученным в аспирантуре. Так возник «хай-тек» волжской кирпичной кладки и наспех оштукатуренный затейливый «деконструктивизм». На мой взгляд, эта архитектура нуждается не в эстетической оценке, а в человеческом сочувствии. Но она, как я уже говорила, не делает погоды в городе.
От станции «Родина» до остановки «Счастливая»
Нижегородцы живут в том же, в чем жили горьковчане, — в панельных домах спальных районов, в деревянных развалюхах, в бараках, построенных американцами в тридцатых годах — времени появления Автозавода.
Это время оставило в Нижнем и настоящий шедевр архитектуры XX века — Соцгород автозавода, построенный по проектам Голосова, Гринберга и братьев Весниных. К Соцгороду из района Канавино вела когда-то детская железная дорога, начинавшаяся станцией «Родина» и оканчивающаяся станцией «Счастливая». Последняя нынче nepeоборудована в Дворец бракосочетания и выглядит прилично. Все другие дома— в удручающем состоянии. Удивительно, что традиция отечественной архитектуры двадцатых-тридцатых годов, которая блистательно представлена в Нижнем, современными архитекторами никак не переживается. Впрочем, и в Москве тоже.
Еще в более бедственном. состоянии, чем послереволюционный жилой фонд, находится дореволюционный. Рассказывают, что в городе участились пожары. Вынужденно бездействующая долгие годы инспекция по охране памятников неохотно дает разрешение на снос ветхих деревянных домов, многие из которых действительно дивно хороши благородными пропорциями и деликатным декором. Пиромания жителей таких памятников местного деревянного зодчества с «удобствами» во дворе понятна каждому, если учесть, что их соседи зачастую обитают в новехоньких особнячках с гаражами для джипов.
Как сообщили мне коллеги из нижегородского еженедельника «Биржа плюс свой дом», в прошлом году в области, например, было построено жилья в три раз меньше, чем десять лет назад. А темпы жилищного строительства в городе в среднем в пять раз ниже, чем в Москве. Значительную долю введенных жилых площадей составили индивидуальные застройщики. Добавим к этому, что стройматериалы в городе в среднем на треть дороже, чем в столице, а средняя заработная плата прошлого года составила 631 тысячу рублей. Теперь легко представить, почему не все в восторге от местного архитектурного бума и почему так популярны в Нижнем различные конкурсы проектов на самый дешевый дом.
Авторов!
Новую нижегородскую архитектуру и локальный строительный бум связывают не с реформаторской деятельностью местного губернатора, как многие могут подумать, а с Александром Харитоновым — главным архитектором города и автором (совместно с Е. Пестовым) большинства самых ярких нижегородских новостроек, в том числе и выдвинутых на Госпремию.
Чрезвычайно пассионарный и безусловно одаренный Харитонов, проектирующий не только в исторических, но и в достаточно свежих для отечества стилях, сумел принять важные для облика города решения. Например, запрет на строительство панельных домов в историческом центре. Что, конечно, — подвиг местного значения, если учесть, что в Нижнем несколько домостроительных заводов.
Архитекторы Харитонова чтят за талант и за то, что он разрешил буйствовать их враз раскрепостившейся профессиональной фантазии. К своему губернатору также, в общем, относятся с уважением, особенно женщины. Поэтому возникший недавно конфликт между ними, когда Немцов публично назвал Харитонова «нашим Церетели» и подал на него заявление в антимонопольный комитет, считают недоразумением, которое вскоре должно счастливо разрешиться.
До этого конфликта Немцов, не раз признававшийся, что в гуманитарных вопросах несведущ, давление на главного архитектора города не оказывал. И Харитонов говорит, что благодарен городской и областной власти за тактичное невмешательство в свою профессиональную сферу. Что выгодно отличает его положение от ситуации, в которой находились его предшественники и существуют коллеги в других городах России. Вот в этой временной и чудесной независимости архитекторов от власти и от заказчика и заключается феномен нижегородской архитектуры. В каких формах он явлен — не существенно.




« назад к списку публикаций
© НФ ГЦСИ, 2018 

Warning: Unknown(): Your script possibly relies on a session side-effect which existed until PHP 4.2.3. Please be advised that the session extension does not consider global variables as a source of data, unless register_globals is enabled. You can disable this functionality and this warning by setting session.bug_compat_42 or session.bug_compat_warn to off, respectively. in Unknown on line 0