English version О нас Архив новостей Карта сайта На главную страницу

Интервью Владимира Левашова, куратора фотопленэра "Пришел, увидел, проявил", программе "Политическая кухня"

27.09.2002 г.



Интервью Владимира Левашова, куратора фотопленэра "Пришел, увидел, проявил", программе "Политическая кухня"

Владимир Левашов: "Хороший фотограф не должен щелкать и щелкать, он должен найти и попасть".

на фотографии Владимир ЛевашовОт автора: Здравствуйте! Сегодня о кухне фотографической. Тем более, что о политической кухне говорить сегодня нет смысла. В Нижнем Новгороде - пленэр фотохудожников. Его устроили наши очаровательные "кариатиды" - Люба Сапрыкина и Аня Гор из Центра современного искусства. Фотографы взяли в руки камеры - и вышли в город. И вот что из этого получилось. Сегодня "кухня" выездная, ее гость - художественный критик из Москвы, куратор проекта Владимир Левашов.

Владимир Левашов:
Есть масса случайностей, от которых начинает идти история. Фотограф смотрит, ловит реальность в кадр, и отсюда начинается история. Потом он думает, что хорошо бы заключенное здесь продолжить, у него возникает тема. Кто-то заранее придумывает. Например, Алексей Перминов из Кирова сразу решил делать панорамы, он сделал несколько панорам и склеил три достаточно больших, где люди,
кремль, пейзаж. У всех по-разному. Как правило, люди вживаются пару-тройку дней, а потом начинают активно работать. Иностранные фотографы снимают гораздо больше. Может быть, потому что пленка для них более доступная.
В.Б.: А наши все-таки экономят?
В.Л.:
Это сложный вопрос, потому что есть еще культура и традиции. У нас фотография больше традиционная, есть какие-то каноны. Считается, что хороший фотограф не должен щелкать и щелкать, он должен найти и попасть, чтобы уже не обрезать фотографию, потому что, если у тебя есть глаз, то ты работаешь как профессионал. А западные и кинематографисты, и фотографы, у них автоматические камеры, они щелкают, щелкают, щелкают, а потом выбирают из массы, это такой технический подход. Наверное, и деньги, и традиции, все вместе дают такой способ. И здесь в конце каждого дня фотографы отдавали пленки на проявку, и на следующее утро они получали маленькие контрольки - контрольные снимки цветные в цифровой печати, смотрели и думали. И вот, иностранные граждане в первый день принесли три пакета пленок, разойдясь! Наши так, конечно, не снимают. Потом, у нас было два московских фотографа. Всего из Москвы было трое - еще молодая девушка Евгения
Емец. А вот эти два молодых человека - Владислав Ефимов и Юрий Пальмин, они приехали с форматными камерами, то есть, большие камеры с гармошкой, как у старых фотографов, с тряпкой, с треногой. Это производит немного театральное впечатление - идет человек со штативом, с гармошкой, устанавливает, накрывается тряпкой - в этом есть свой цирк. Это, конечно, другая работа, они снимают прицельно, потому что и негатив более дорогой, они долго ставят камеру, смотрят, и по-другому печатают - это
более точная, более дорогая печать. То есть здесь были разные подходы к этому делу. Многих интересовала индустриальная тема, мы специально ездили на Борский стекольный завод. В последний день трое всего ездили на ГАЗ, потому что там были проблемы с проходом, какие-то сложности до сих пор. Особенно повезло фотографу из Петербурга Андрею Чежину, это очень известный мастер, художник-фотограф, он делает композиции с тройным наложением кадров, возникают такие фантазии. Где бы он ни снимал, его всюду останавливали и спрашивали: "Что вы делаете?". Когда он снимал забор завода или какую-то заброшенную территорию, подъезжает машина: "Так, что вы делаете?". - "Я фотограф, вот у меня бумага". - "Пройдемте с нами". Ему не везло больше всех.
В.Б.:
Вы понимаете, почему это происходило? Потому что у нас выборы в Нижнем Новгороде, и все смотрят на людей с фотоаппаратом и на людей с кинокамерой с большой опаской - а вдруг это провокация? Это наложилось каким-то образом на вашу работу, эта предвыборная суета, или вы этого не почувствовали?
В.Л.:
Мы хорошо почувствовали город в День города, когда здесь было шумно и празднично, народ гулял вовсю. А предвыборную суету мы особенно не чувствовали, мы видели бумаги, которые висят на стенах, валяются на земле, портреты.
В.Б.: Вы это не снимали?
В.Л.: Что-то снимали, что-то не снимали. Часто для фотографа то, что кажется первым, настолько надоело и настолько снято, что и снимать-то бессмысленно. И еще понимаете, какая вещь - что такое фотография сегодня? В газетах фотография и в книгах фотография, на телевидении используется фотография, на выставках висит фотография, - и все называется фотографией. А то, что помещается в прессе и журналах, если это не "Вог", например, это все репортажная съемка. Здесь практически не было такой съемки. Даже фотографы, которые приезжали из Кирова, Йошкар-Олы и Чебоксар, они старались выбирать более лирические сюжеты, потому что хочется отделить профессиональную деятельность, служебную, и сама тема пленэра была - авторский взгляд на окружающее пространство, на Нижний Новгород, на людей, и поэтому они старались не продолжать линию служебную, а как-то проявить себя по-новому. Это очень важно, потому что есть какой-то профессиональный шаблон, это часто работа является не творческой, там масса компромиссов, требования конкретного жанра газетного. А здесь люди все-таки получают отдых, смотрят, как работают другие, в какой-то импровизации, обмене - это школа. Это не только для города, это больше для фотографов, потому что они учатся, и, вроде бы, это микрособытие, но я знаю, как много потом откликов неожиданных из этого маленького факта получается.
В.Б.:
Так какой он, Нижний Новгород, на ваш взгляд - на первый взгляд, на второй, на третий?
В.Л.:
Самая большая и проблема, и прелесть вашего города заключается в том, что он очень разношерстный, разный. Я, к счастью, здесь не в первый раз и могу сравнивать, что происходило, и у меня какой-то образ есть, хотя мне трудно его сформулировать. Для людей, которые приезжают первый раз - очень рябит - новая архитектура, старая архитектура, старая стоит снаружи - новая внутри. Люди приезжают в центр - там все хорошо, магазины и люди довольные, музыка играет. Приезжаешь в рабочие районы - там все совершенно другое, там сохранился дух, может, не советского времени, но все строго, дисциплинированно.
В.Б.:
Закрытый город дает о себе знать?
В.Л.:
Но вот как останавливают фотографов в районе ГАЗа, конечно, дает о себе знать. Мы уже отъезжали, там пустырь, забор, люди только вышли - подъезжает черная машина. Это же школа - школа шпиономании! (Смеется). Это очень четко налажено. Там люди абсолютно другие, все другое, запах в воздухе другой, пахнет горелым маслом, пахнет металлом, из-за этого люди по-другому камеру держат.
В.Б.: А люди, нижегородцы, не показались вам свободными людьми или в нас этот комплекс закрытого города остался, жителя закрытого города? Или вы имели дело только с продвинутыми людьми?
В.Л.:
Нет, мы старались, наоборот, на волю, потому что нам продвинутых хватает, мы все вращаемся в своем кругу, он достаточно узкий, это быстро надоедает. Не то, чтобы мы общались с каждым встречным, у нас, скорее, было занятие наблюдать и снимать, чем говорить. Нормальные люди, как и везде, со своими отличиями, может, более зажатые, чем в Москве, но это понятно. Это абсолютно не так чувствуется, как пять лет назад, процесс идет быстрее, люди становятся нормальными. Это чуть скучно, потому что все становятся одинаковыми. С другой стороны, это лучше, чем было, пусть будет так.
В.Б.:
А какую фотографию вы назвали бы символом нашего Нижнего Новгорода?
В.Л.:
Да, тут есть одна фотография, по-моему, замечательная, и никто не может сказать, что это не является лицом Нижнего Новгорода, на ней так и написано - "Нижний", очень простая, очень четкая экспозиция, автор - Юрий Пальмин, его коммерческое занятие - это архитектурная фотография. Если что-то дает дисциплину композиции, четкости - это, конечно, архитектурная фотография, там все должно быть определенным образом, там небо должно быть такое, линии не должны расходиться. И вот Пальмин - фотограф уже во втором поколении, его отец знаменитый архитектурный фотограф, он очень четкий и технологичный человек, очень красиво строит композицию и любит как архитектор очень сухие, простые, геометрические формы - это форма простейшая, трехчастная, как меткое слово.
В.Б.: Нижний называют архитектурной столицей России, вы, наверное, об этом слышали?
В.Л.:
Да, конечно.
В.Б.:
Может быть, не зря вы выбрали именно эту фотографию - она стала своеобразным символом вашей небольшой выставки.
В.Л.: Да, вы совершенно правы, потому что московский житель с трудом может произнести, что Нижний Новгород является архитектурной столицей (смеется), но это реально первая или вторая после Москвы архитектурная школа, по крайней мере, по размаху, не буду сравнивать качество, это не моя специальность, и, конечно, здесь новую архитектуру видишь на каждом шагу, она может нравиться или не нравиться, но она меняет образ города, и видно, как он растет за счет этой новой архитектуры, она уже выползает за первые линии. Я сравниваю с тем, что было пять лет назад, - город выстраивается в нормальный из того, где было и прекрасное, и безобразное, много было мусора. Выравниваются улицы, и по ним можно ходить и приятно ходить. Потом радостно, замечательно и уютно, что везде есть кафе, везде можно поесть - это просто замечательно. В Москве так не походишь.на фотографии NN
В.Б.: Я, конечно, могу вспомнить Карелина и Дмитриева, но я могу вспомнить и фотоклуб "Волга", который делал политику в культурной жизни Нижнего Новгорода. Я не знаю, удалось ли вам с этими людьми встретиться - со Шпагиным…
В.Л.:
Нет.
В.Б.:
Вы знаете, на протяжении многих лет эти люди, как сейчас Люба Сапрыкина, Аня Гор, они делают наш город светлее, вот так же и они это делали и, право же, без фотоклуба "Волга" история Нижнего была бы более бедной. Жаль, что вы не встретились с этими людьми, они по-прежнему снимают. Есть такое кафе "Дионис" на Большой Покровской, как всегда в подвале, культура у нас всегда в подвале, там постоянно проходят выставки, фотография живет в Нижнем Новгороде, здесь работают очень известные фотографы. Я думаю, они спуску не дали бы участникам вашего фотопленэра.
В.Л.: Я думаю, что вы абсолютно правы, конечно бы не дали.
В.Б.: Кто из нижегородцев работал вместе с вами?
В.Л.:
Главная звезда у нас был, конечно, Станислав Яворский.
В.Б.: Он тоже из фотоклуба "Волга".
В.Л.:
Замечательный мастер.
В.Б.:
Да, замечательный.
В.Л.:
По вечерам были у нас посиделки, фотографы рассказывали о себе, показывали свои фотографии, вот у Яворского был очень интересный рассказ, он показывал разные техники, разные жанры, много старых фотографий, мы и не знали, что многие фотографии, которые знаешь как народную песню, они принадлежат ему.
В.Б.: Спасибо.

Оригинал статьи



«назад
© 2000-2018 нижегородский филиал государственного центра современного искуства